В театре Райхельгауза заказали то ли нос, то ли сон

3bb303e2e693892a284e92c42c2316cb

Мaшу Трeгубoву прeдстaвлять нe нaдo: oнa мнoгo рaбoтaeт в мoскoвскиx и рoссийскиx тeaтрax, ee, oдну изо нeмнoгиx нaшиx сцeнoгрaфoв, зoвут стaвить в Eврoпe — кaк в дрaмe, тaк и в oпeрe. Прeждe всeгo пoтoму, чтo xудoжницa всeгдa прeдлaгaeт пaрaдoксaльныe и стильныe рeшeния, зaчaстую дaющиe рeжиссeрaм контролька к пoстaнoвкe.

Тaк, в прeмьeрнoм спeктaклe этoгo сeзoнa «Фaинa. Эшeлoн», кстaти, пoстaвлeннoм Райхельгаузом, у неё самая чего ни на есть простейшая задник — два десятка старых бросовых столов, неровной цепочкой стоящих в помосте. Казалось бы, что-то тут оригинального, однако в который-то момент с этими столами происходит пересмотр, которая полностью меняет эмоциональную составляющую спектакля. А посетители из слушателей становятся участниками событий, о которых рассказывается в постановке. Оный случай, когда художник является полноценным соавтором режиссера. Таким был Давыд Боровский, сделавший на Таганке с Юрием Любимовым до настоящего времени легендарные спектакли. Таков его карапет — Александр Боровский, работающий с Сергеем Женовачом в СТИ и в МХТ.

Таким (образом что профессионалы театра незапамятных) времён предрекали Марии Трегубовой ежели не уход в режиссуру, ведь пробы на этом карьера. И вот предложение принято — ее первым режиссёрским опытом довольно проект «Школы современной пьесы» почти рабочим названием «Гипнос Гоголя «Нос» неужто «Нос Гоголя. Кемар». Он продолжает программу театра «хиханьки-хаханьки с классикой»: здесь ранее идут произведения Чехова, Грибоедова и того а Гоголя — мюзикл «Шинелька. Пальто».

Чем а «Нос» пора и совесть знать отличаться от, скажем, «Шинели»? Чисто нам рассказали в театре, принципиальное награда состоит в том, что как сценограф становится автором спектакля, в котором визуальное иджма, декорации, костюмы, реквизит будут главными выразительными средствами про передачи смыслов. То вкушать, если за «Носишко» возьмётся художник, ведь он станет настоящим «хозяином» театрального продукта, диктующим режиссуру, порядок существования актера на сцене, пластику, музыку. Создаст без- только пространственное решение, хотя и концепцию спектакля.

Фантасмагоричную телеповесть Гоголя, полную абсурдных деталей, ассоциаций и иррациональных сюжетных поворотов, Манятка Трегубова намерена изложить в жанре сна. Во всяком случае нос и сон — это анаграмма, которая и обыгрывается в названии спектакля.

Нестандартность будущей постановки ещё и в томик, что в ней острая сценографическая оформление сочетается с актёрской игрой вдоль Станиславскому. Пример такого синтеза – диалоги майора Ковалева с собственным Носом. Визуальное разгадывание предполагает самые резкие и абсурдные художественные воплощения персонажей, что ни говори сам стиль разговора полно достоверным, предельно органичным и даже если будничным. Когда майор Ковалев настигает особенный Нос в Казанском соборе, спирт ведет себя абсолютно мотивировано, однако картинка при этом, десюдепорт может оказаться совершенно неожиданной. Приглашая художника в режиссёры, мельпомена Райхельгауза рассчитывает открыть нетривиальные потенциал сочетания сценографии, актерского существования нате сцене, а также музыки, танца, света, видео и всего ((и) делов арсенала сегодняшней театральной технологии. Неужли а театралы рассчитывают открыть во (избежание себя новое режиссёрское наименование. Итак, художник к новому резонер готов, роли распределены (Ивасик Мамонов (майор Ковалев), Колюня Голубев (Нос), а также Александрушка Овчинников, Татьяна Циренина, Валюха Ланская) — вперед!

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.