Поднятие флага в школах напомнило давние советские и российские традиции

В Рoссийскoй импeрии во (избежание гимнaзистoв и гимнaзистoк eжeднeвнo учeбa нaчинaлaсь с oбщeй мoлитвы. Укaзaния нa сeй счeт были прoписaны в «Прaвилax во (избежание учeникoв гимнaзий и прoгимнaзий вeдoмствa министeрствa нaрoднoгo прoсвeщeния», утвeрждeнныx 4 мaя 1874 гoдa. Срeди 72 пaрaгрaфoв имeются тaкиe:

«§7 Прeд нaчaлoм учeния и пoслe нeгo eжeднeвнo читaeтся в кaждoм клaссe мoлитвa всeми учениками один за другим. Молитва читается внятно и неторопливо». (Стихи вслух читал очередной дежурный за классу, а остальные его товарищи, якобы правило, повторяли слова про себя. – А.Д.)

§16. После окончании последнего общего для всех урока в классе Вотан из учеников читает по очереди назначенную молитву после всего учения».

Интересно, что в некоторых местах, идеже проживало значительное количество людей, исповедующих далеко не православие, а принадлежащих к иным конфессиям, для того исполнения данного молитвенного правила существовали варианты. Как-то, на время чтения православной молитвы ученики-иудеи аль мусульмане имели право отсутствовать в классе. А в некоторых учебных заведениях их собирали с разных классов в отдельных комнатах и тама они молились, соответственно правилам своей религии.

Несомненно, далеко не все представители подрастающего поколения (особенно – мальчишки) готовы были безукоризненно-показательно исполнять такой ритуал. Соответственно свидетельствам современников нередко случались шалости, звучали неподобающие торжественному моменту перешептывания, ржание…

Среди воспоминаний о том времени не возбраняется обнаружить упоминания случаев, когда озорные школяры зверски ловко использовали «обязаловку», связанную с чтением молитв, в собственных корыстных целях: старались утянуть процесс, чтобы поменьше времени осталось во (избежание вызовов учителем к доске и проверки им заданного урока. Об одном таком забавном случае изо своей юности рассказал известный хроникер Константин Паустовский в «Повести о жизни». Кр идет о первом занятии, проводимом новым, неопытным педагогом:

«…Ревизор представил нам мосье Говаса и ушел. Между тем встал гимназист-француз Регамэ и… сообщил мосье Говасу, аюшки? в России перед уроком принято учить (кого) молитву. Мосье Говас снисходительно улыбнулся, ясный подумав, что каждая страна имеет приманка странности.

Тогда наступила очередь гимназиста Литтауэра. Симпатия был еврей, но хорошо знал православное эзан. Литтауэр вышел, остановился против иконы, всеобъемлюще перекрестился и начал «молитву впереди учением»: «Преблагий Господи, ниспошли нам любо-дорого духа твоего святаго, дарствующего и укрепляющего душевные наши силы…».

Симпатия прочел эту молитву пять присест, потом прочел «Великую ектенью». Позднее этого Литтауэр огласил «Мандорла веры», «Отче отечественный» и начал читать великопостную молитву Ефрема Сирина… Мосье Говас стоял, обходительно склонив голову и недоумевая.

…Пишущий эти строки хором повторяли слова молитвы и поглядывали возьми часы. До конца урока оставалось цифра минут. Мы боялись, что у Литтауэра безвыгодный хватит богослужебных познаний, чтобы добраться эти десять минут. Но Литтауэр нас неважный (=маловажный) подвел. Он второй раз прочел «Примета веры» и закончил урок торжественным чтением молитвы «Спаси, Господи, людское) (со)общество твоя».

Затрещал звонок, и мосье Говас, крохотку пожав плечами, ушел в учительскую…»

Земская разряд.







Впрочем, далеко мало-: неграмотный всегда дело оборачивалось столь безбедно для «организаторов беспорядков» близ проведении обязательной церемонии. В упомянутых повыше «Правилах для учеников гимназий…» предусмотрен был заметный ассортимент наказаний.

«Нарушение учеником которого-либо изо правил, до него относящихся, подвергает его, глядя по степени вины, различного рода взысканиям, указанным в правилах о взысканиях… Взыскания имеют целью главнейше нравственное улучшение учеников. Назначение взысканий совершенно зависит с педагогических соображений начальника учебного заведения и прочих наставников юношества, обучающегося в томик заведении».

А вот конкретные планы дисциплинарного воздействия:

«Выговор преподавателя без свидетелей.

Выговор преподавателя перед целым классом.

Втык преподавателя с угрозою дальнейших взысканий.

Бездействие ученика на месте, более другими словами менее продолжительное, во время урока, после скамьею или у скамьи, и стояние его у двери.

Одиночное седалище в классе на какой-либо скамье в расширение нескольких уроков.

Сообщение о проступке али неисправимости ученика классному наставнику, ась? влечет за собою, смотря соответственно мере вины, или выговор классного наставника tete-а-tete, или же выговор перед целым классом, — в последнем случае со внесением в пенальти журнал».

В социалистической России «реакционные» «царские» школьные порядки были упразднены. Наместо прежних нравственно-воспитательных церемоний появлялись новые ритуалы к учащихся. Правда, до обязательного распространения получи и распишись всю страну дело не доходило. В 1920-е – 1930-е годы подобные новации практиковались получай территориях отдельных областей, уездов, районов и даже если населенных пунктов.

Листая подшивки старых газет, дозволяется встретить восторженные заметки от внештатных корреспондентов «с мест» для сей счет.

«В школе села Петровское сообразно инициативе сельской комсомольской ячейки введено новое обычай. Молодежь перед началом первого урока единодушно поет наш «красный пеан» – «Интернационал». Сие заряжает парней и девчат на уже более активное освоение знаний, необходимых к построения светлого будущего в нашей Республике Рабочих и крестьян… Учащегося Рубашкина, какой-нибудь отказывался петь со всеми купно, оправдываясь тем, что ему «гризли на ухо наступил», решили породить на собрание ячейки. Ему высказали хула и постановили: если петь не умеет, допустим просто слова «Интернационала» громко произносит…»

Как видим, чрез (год) революции изменились не только школьные церемонии, а и наказания, применяемые за их нарушение.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.