На «Золотой маске» представили не показанный из-за пандемии спектакль победителя прошлого года

cf6940e50f1aeb5f2207846895c8a848

Oт утрaчeннoгo бaлeтa Пeтипa в «Прикaзe кoрoля», крoмe нaзвaния, нe oстaлoсь рoвным счeтoм ничeгo. Изо грoмoздкoгo либрeттo, пeрeнaсыщeннoгo сoбытиями, Вячeслaв Сaмoдурoв вмeстe сo свoим сoaвтoрoм сцeнaрия Бoгдaнoм Кoрoлькoм сдeлaли умoритeльнo кoрoткий синoпсис, уклaдывaющийся прaктичeски в oднo прeдлoжeниe: злaя Чeрнaя кoрoлeвa пoxищaeт прeкрaсную принцeссу Изoру, a влюблeнный в нee кaпитaн Жeрoм дe Блуa-Шaмпaнь пo прикaзу кoрoля oтпрaвляeтся нa пoиски.

Ужe сaмo нaчaлo бaлeтa наполняло сердца зрителей благодушным ожиданием интриг в духе Лександра Дюма авантюр и подвигов, настраивало для оптимистический лад. Для сего в зачине спектакля имелись и безвыездно необходимые предпосылки: роскошный царский дворец в сценографии Алексея Кондратьева, охраняющие его облаченные в золотые доспехи и шлемы с перьями рыцари (костюмы Анастасии Нефёдовой), лучистый золотом «король-дажбог»; Черная королева, позаимствованная постановщиками с французской истории (так современники называли Екатерину Медичи, в княжение которой и состоялся первый в истории человечества балет, которая просто так угадывается в образе феи Карабос с «Спящей красавицы»)…

Схожесть сюжета со «Спящей», произво при королевском дворе, злая злыдарка, влюбленный капитан-спаситель… Как ни говорите фантазия постановщиков на этом исчерпывается, и после этого зритель брошен на своевластие судьбы и волен вкладывать в существо балета все, что единственно сможет пожелать, то наворачивать, как по Волошину, глядеть индивидуальное сновидение. Ведь каталог просто скупо сообщает нам топоним картин: «путешествие», «сновидение», «плясовой антракт» и, наконец, в финальной картине «межа света»: команда решила далеко не возвращаться из сна, Жером продолжает поход один. Находит Изору». Чтобы путешествия на край света в балете даже если имеется специальное приспособление: громадный во всю сцену воздушный шар… А кому этого (точно) кот наплакал — словно напоминание об «Аллегорическом шаг звезд», что давался на короля Филиппа II (а отнюдь безвыгодный Людовика XIV) в подлинном балете Петипа, идеже действие происходило в Испании, по-над сценой нависала настоящая космическая установка!

Фото: Елена Лехова






Почему здесь только нет! В балете смешаны кончено стили, и вообще он напоминает ток-шоу. На сцене даже распевает песенки настоящая кабаретная священник-дива на высокой красной платформе, с блестками и кудряшками по-под Мэрилин Монро. Но пускаясь в эту игру со зрителем, дурачась получай фоне эффектных придумок, постановщик, как всегда, забывает вложить в хореографию хоть каплю режиссерской драматургии. Стойкая недружелюбие Вячеслава Самодурова к нарративному балету известна.

Балет равно как музейный экспонат постановщикам маловыгодный интересен, они хотят, пользуясь классической лексикой, преисполнить его новой жизнью. Используя упаковку и бренд Петипа, балетмейстер отчасти все же опирается возьми его балетную структуру, нет-нет да и в действие поочередно вступают кордебалет, характерные персонажи, деми-солисты и, напоследях, классический премьер и балерина (отменно исполнившие свои партии Арсентий Лазарев и Елюся Воробьева).

В череде соло, дуэтов, ансамблей, используя домашние фирменные хореографические украшательства (быстрые вращения, замысловатые комбинации, необычные поддержки, выдирание типичных движений балетного класса шкирка-навыворот), хореограф, в сущности, уходит ото балетного театра и эстетики Петипа, создает некую «обманку», подмену, идеже вместо сюжетно наполненного и режиссерски проработанного спектакля передо нами предстает хореографическая абстракция.

Сочиняя свою музыку ровно по модели композитора и танцовщика XVII века Жана Батиста Люлли, в эту эстетическую игру с удовольствием включается и Толя Королёв, написавший для балета 25 музыкальных номеров. С музыкальными моделями прошлого автор работает великолепно, органично делая их немного своего музыкального языка. Заканчивает утренник эффектный Air de danse, в котором, словно бы отражение в зеркале, помноженный получай 18 двойников танцующий «монарх-солнце» также выступает лещадь блестящую музыкальную «подделку» композитора. Текущий номер, кажется, подсмотрен постановщиками в фильме Жерара Корбьо «Венценосец танцует» по мотивам биографии Люлли, идеже делается попытка реконструировать вариация короля-танцовщика Людовика XIV, ставшего одним изо главных персонажей и нового балета Вячеслава Самодурова.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.